Все тексты, написанные во время Гольяновской Весны, выложены в свободном доступе в Библиотеке.

  ЭРАтическая эРОДикА

 Весенние поэмы

 автор: Александра Барвицкая

 годы написания: 2011

Печатная книга

Электронная книга

автор: Александра Барвицкая

  Ключник

 Эпос ПАРящей Нови

вошёл в цикл "ЭРАтическая эРОДикА"

 автор: Александра Барвицкая

 годы написания: 2011

 Скачать электронную книгу

КЛЮЧНИК. Эпос ПАРящей Нови

ОГЛАВЛЕНИЕ:

1. Утро

2. За гранью

3. Закон

4. Binary-матрица

5. Ключ рождения. Неприкосновенный

6. Ключ рождения. Одигитрия

7. Координаты вхождения

8. Ключ-крест

9. Знакосновие

10. Ключ имени. Защитница верности вечной любви 

11. Ключ имени. Optimus Maximus Soter

12. Ключ 23

13. Ключехран

14. Копьё Судьбы и Облако Серебра

15. Сказание о Царской Рыбке

16. Света офицер

17. Амулет четырёхсот дней

18. Дверь

19. Долина Кундалини

20. Свитки Живого Моря

21. Семиколор

22. Холм-Гора

23.  Реестр Добрых Дел

 _______________

1. Утро

 

Утро, наполнившись цветом индиго,

заглянуло в окно. 

Год завершался Тигра,

допивалось десятых вино.

На крышу Собачьей будки

мягко взобрался Кот,

в лапках держа незабудку.

И Рак, игриво, 

ухватился за Львиную гриву.

Закруглялась Рыба – хвостом 

указывая на теменной рот:

время снимать с креста.

Заливалась энергия духа,

открывая Эру Воды в Воздухе.

Начиналась история новой эпохи,

которую, передавая из уст в уста

по эфиру тонкому,

сделают эпосом 

Света потомки.

  

2. За гранью

 

Когда-то давно, 

на заре 

нового 

человечества 

ранней,

накрыв для них покрывалом 

Холм-Гору` 

на Бору,

Абсолют назвал их – Любовью за гранью.

 

Радугой губ двойной,

овалом,

их целовало 

небесное дно.

 

По ночам они покидали тела, 

чтобы встретиться за границей сознания,

на территории 

нейтральной -

на склоне Ме`ру.

Он всегда поднимался первым,

(Ни шороха, и ни стука!)

брал её руку, 

и, уводя в сны, говорил: «Верь мне!»

Улетая в астрал,

они строили здание

вечной любви-веры.

 

Им вторило

пение звёздного хора,

и ветер - со свистом, 

подхватывая вихро`м,

уносил их к самой вершине,

открывающей истины 

пла`то просторное -

вселенское ухо.

 

Оттуда виднелась планета-город.

Внизу копошились тела-машины,

со спящим внутри духом.

 

Абсолют - этим двум

закладывал в ум:

разбудить спящих

для нового вящего. 

 

3. Закон

 

На локаторе – и без оптического -

было видно

ясно:

вибрирует в судорогах невольно

тело вселенной - от боли.

 

Дрожит оно, корчась,

от человечьей порчи,

изрыгающей грязные мысли -

убийством наполненного

мышино-машинного масла.

Абсолют хо`лил

Свет.

Но мыслью висли

репейники-опухоли

на телах всего, тленно ноя,

и отзывались 

в ядре вселенной. –

Переполнялись 

её водоёмы

энергией тёмной.

 

Сжимаясь от боли, она расширялась,

процесс простел,

выходя на линию сверхскоростей. -

К Большому Разрыву –

до разрушения атома

последнего стона -

снести всё прочь,

голову сняв дракону,

котлован пустоты разрыв,

раз люди, свет пожирая, 

чернят дни-ночи!

 

Не жертвенник!

Не игра!

Вселенский закон, 

который имеет ключи:

«Что сеешь – то получи!»

 

Остановить карусель

мог - только - Света Сеятель.

  

4. Binary-матрица

 

Эти двое – 

из эфира – в земное

были присланы.

 

Кем? – Собою?

 

В ментальном - у них

на двоих

одна была голова.

 

Binary-матрица. – 

Однояйцевые близнецы!

 

В физическом  - Он 

катал на руке 

атом,

Она –  катала на языке

слова.

 

И был дар.

Соединяя - начала - в концы, и концы – в начала -

вместе они очищали

в пролапсе 

астрала, 

время. 

Шунтируя, выводили 

его из коллапса 

Чёрных дыр.

 

Равновесие Инь-Ян

в тонком мире держала Binary-семья.

  

5. Ключ рождения. Неприкосновенный

 

Он родился в ноль-ноль:ноль-ноль -

в день два раза двойной

Единицы.

В памятно-скорбный – России -

начала Отечественной в Мировой.

Родился почти в столице.

 

«Может, двадцать один – запишем, 

чтоб война не витала рядом?» -

акушером сбивалась программа.

 

Но женщина, что носила 

под сердцем - земная мама -

посмотрела поверх косынок

медицинского персонала, 

за окно и за облако. - Выше.

Там небесная голова

лунным взглядом

хранителя её сына 

в родовых болях стонала:

«Он – из Воинства Света», - 

и шепотом глаз уточнила:

«Учитель.

Двадцать два.

Равновесие 

равновесий.»

 

Попаданием в знак минус,

он пришёл, чтоб найти второй.

Помня матрицу наизусть:

минус на минус дают плюс.

 

В день два и два облака построились клином.

Его обозначили в пять и пять.

Ключи чисел рожденья и имени 

давали знать -

Неприкосновенный.

И ключ «Х» был выложен на коленях.

 

6. Ключ рождения. Одигитрия

 

Её – облака-птахи

подтолкнули - в физический -

с астрального коридора-крыльца - 

в залитую светом погоду,

в центр солнечного лица.

В скорбь «богоизбранного народа» 

в день разрушения Храма.

В день ожидания вести

о рождении Машиаха –

Вселенской

Славы.

В день перехода чисел

девятки ава 

в григорианское десять - 

в ноль, стоящий за единицей,

в завершённость до полноты.

В день прославления лика Смоленской

Христовой Мамы,

Хранительницы Константы,

Указующей Путь в помолв:

«Ищи имя под знаком «small».

Указателем стань ты.»

 

Попаданием в минус,

она искала союз,

помня матрицу наизусть:

минус на минус дают плюс.

  

7. Координаты вхождения

 

Чтоб дорогу темень не сглазила,

не забила потоком лжи,

пути лёгкого – вместо,

Абсолют, принимая участие,

их забросил в разные части.

Его – в центр мира, на азимут

Единицы – 

Горы 

драконова горя

от копья Святого Егория.

Столицу 

хранил на гербе его город.

Её – на стыке Европы и Азии,

водрузив на Святой Крест,

охранявший для их места

имперские рубежи.

  

8. Ключ-крест

 

Их рождения ключ, крестом единясь, 

был волен

по праву

запирать все войны,

вытирать в человечьем грязь.

 

Соединение мета-кода -

его народа, 

её народа -

давал знак плюс для земного рода. -

Мета-оправу

Всеславия

Вселенской Славы.

 

Но рождения шок – попадания в тело -

Incognita Terra -

отшибает

центральные йобибайты,

выжимая память кнопкой «Delete»,

снов йотом,

акварелями,

знаками говорит:

«Сами поймёте, 

что делать,

умножать или делить,

когда придёт время сквозь параллели

проснуться для новой весны».

 

Дочь Солнца и Сын Луны

видели общие сны.

Её кардиограмма

рисовала его программу.

  

9. Знакосновие

 

Сны, заворачиваясь в кольцо,

не допускали сбоя.

Ему в детстве снилось лицо,

зовущее за собой.

Завёрнутое в белёсый овал

туманного покрывала,

оно говорило стихами.

И после снов – не стихали. 

И раз за разом

его разум 

пеленговал:

«Идти 

на девятый вал -

за - потоком света -

и - впереди.

Найти свою женщину-поэта.»

 

В раскадровке, в орнаменте меток,

в подсознания зале,

отголосками сотен мифов -

прошлых жизней виньетки 

в его снах воскресали.

 

Стрелкой компаса - след дней -

тысячелетий -  «прежде».

Не Далилу искать - поющую Суламифь;

опаленную солнца одеждой,

первую, что несёт имя 

той, что стала последней

на престоле; 

защитницу мира;

новую Ольгу 

единенья земли «мы»;

говорящую небосводом 

звезду путеводную.

 

Её сны - наполняла - мысль: 

«Должна - написать высь.

Дорогу создать 

созидателю.»

 

Первой любовью – 

испариной, вязью рулад -

тот, кто проник в детство не наугад,

имени вскрыл пароль:

знаком, вторым от рожденья - под солнцепёк. -

Мальчик – Снежная Смоль. 

Временной обозначил отрезок, разрыв, порог -

на пять лет - пятилетний тот паренёк.

 

Мальчик был - совершенно - физический.

Зовом:  «Физика вычисли.»

  

10. Ключ имени. Защитница верности вечной любви 

 

Её имя

имело связь -

нера-

зрывную:

с сыном 

РА;

с покорителем Вавилона;

с цветочной силой.

И дословно,

троясь, 

бесконечное,

оно возносило,

защищая народы, 

владело миром

верности вечной 

любви ко всему в природе.

 

11. Ключ имени. Optimus Maximus Soter

 

Его имя шептало: 

- Малый?

 

- Огромный! –

 

Крупнейшей - в системе -

пятой - от Солнца -

планеты - теменем – 

звон встал.

 

- Гигант газовый -

вечности ПАРафраз.

По чину! –

 

Вторило громом,

звуком 

складчины

первых букв.

 

Для инков - сундук

безмерный;

Белой Звездой - для шумера, 

Вавилонский Мардук;

китайский Суй-син, годовая завеса,

в кольцах – спутников реки;

сияя - блестящий Зевс -

грекам. 

 

От табличек глиняных старины -

до белоснежной улыбки Гагарина.

 

Optimus Maximus Soter.

 

Ввысь расстелив ковёр,

над маткой пчелиных сот

руку Руси простёр.

 

Первый Рим - на семи холмах.

Третий Рим - на семи холмах.

Храмом – 

Капитолийский холм

прямо -

на Бор –

Холм-

Го`ру.

 

И шапка Второго Рима -

на Третий Рим. -

Юпитера именем.

  

12. Ключ 23

 

В прядях судьбы он носил двадцать три

знака пятёрки.

Среди калачей тёртых

он был как рыба внутри

нечищеного аквариума. –

(Не для закуски!)

Ему доставало ума 

не попадать в ситуации,

из которых - умные - выходят сухими.

Знал изнутри обычаи всех наций,

говорил на всех языках - от хинди до суахили,

предпочитая - русский.

 

Жил не на сдачу,

не на выданные проценты.

Ядро-радар 

пришёл выполнять задачу.

Оголённым нервом,

чувствовал всех первым

интуитивной мощью, но

скрывая свой дар, 

не пользовался чрезмерно.

Цельный.

На цепочке в двадцать три меры

носил четыре мошны

драгоценные.

  

13. Ключехран

 

В его глазах Отец был и Рыбёнок.

И потому на них носил семь плёнок.

В мошнах хранил не деньги, а ключи -

законом: «Сеешь – значит - получи.»

 

В первой мошне-палате

он хранил истины платину. -

Симфонический ключ-оркестр.

В той мошне складом-подвалом 

добрых дел обозначен реестр, 

и полнела мошна овалом.

 

Во второй мошне – от начала -

он хранил молчания

золотой ключ.

Гладенек. – Не колюч.

Поднимая ключ над столом,

запирал перепалок гром.

Собирал молчание в слитки.

Слитками строил дом.

 

В третьей был ключ от свитка.

Не медь, не железо, не олово.

Серебряный ключик Слова.

 

В четвёртой хранились

семь ключиков длинных,

открывающих Долину Кундалини.

 

14. Копьё Судьбы и Облако Серебра

 

От утрени – до вечери -

и - от вечери - до утрени –

считая века-дни -

он помнил свое назначенье.

 

Чтоб уничтожить дракона -

в каждом -

калеченое

человечье –

горе -

выдавить ноящий

грязи гной -

не хватит одной лишь жажды, 

не хватит мирского закона.

Тому, кто пришёл под знаком Егория,

нужно Копьё Добра

и Облако Серебра.

Чтоб расплавленный в нём металл -

ПАРом Света – Словом летал.

 

Призывая Копьём Лонгина,

Вена шептала - о них. – 

Через - границ плечи,

Царскую Рыбку со дна,

в Небо забросив сеть, 

выловить, уберечь -

выПАРить

Облако Слов Серебряных. 

И пошёл он - за – горизонтом,

слыша серебряный звон там.

  

15. Сказание о Царской Рыбке

 

Не старик, не юнец, не прислужник. –

Свободный ветер!

Не в пруду, не в реке, не в лужах,

не в брызгах-осколках.

Не удо`ю, не  сетью,

не леской,

не горьким, не сладким, не лестью. -

 

Царь-колоколом!

 

Европейский удильщик из Вены

в море Неба вошёл по колено.

 

Говорит с дельфинами и черепахами.

Улыбаясь, мягким движением скул

усмиряет акул -

морских и двуного-пеших.

Гладит солнце по плеши.

 

С Небом - дыханьем слит:

 

«Не ловись - ни большая, ни малая.

Ловись - золотой кит! 

Ловись, но не ешь с руки

человечьей - земной, странной,

кормящей чёрную рану

людского горя.

 

Живого моря

вода  талая -

для тебя 

волной 

облака` листает!

Для тебя - 

мой

серебряный ключ -

из третьей кладовки могучей

достаю не на всякий случай,

а на все времена, 

что пред нами 

предстали свитой.

Выпишешь Нови Свиток.

И фонтаном 

из теменного крана

серебром добра ты зальёшь округу –

воздух планеты-круга.

 

Не ловись - ни большая, ни малая.

Ловись - золотой кит! 

Живая вода – талая.

Пей из моей руки.»

  

16. Света офицер

 

Среди мудрецов убелённых -

в кровеносной столице

наций объединённых -

Он был слишком цел -

Света офицер.

 

Подходя к эпохе-столу

получал километровые эпистолы.

Тянулись полосы тем:

«Помощь сбро`сите?»

 

А он молчал.

У него было два ключа:

скрипичный ключ и басовый.

Но не время снимать засовы.

Ключики не от квартиры. -

Ключи от неба и мира.

...

 

Он был вольный и каменный.

Не найдёте его в чатах вы.

Супругу хранил за семью печатями.

И не трогал её руками.

 

До поры не трогал,

не распечатывал,

не вскрывал то, что рано знать.

 

Он искал её - тридцать пять.

Она - ждала его - сорок.

 

Очищения дым – 

в рассветы!

 

Зажигалки леса

нажав курок,

закурил трубку мира Бог

в то лето.

Указал перстом

на сплетенье дорог. -

Точку отсчёта – дом. -

Выложив круг – крестом:

 

«В счастье светел любой.

Докажите любовь!

Прошагайте штрафбат -

дайте людям пример

прозревающей веры.»

 

И на год - в целибат.

  

17. Амулет четырёхсот дней

 

Он замкнул её на срок

бесконечно длинный,

чтобы страх человечьей глины

отринув,

и познав все уроки,

разбудить в Царской Рыбке Долину

Кундалини.

 

Год – за день. 

Без известия. -

Хроматроном в висках. –

Жжением.

День - за год. -

Равновесие 

снега-песка

на часах-колокольне.

Равно-силие притяжения.

Ровно-звоние.

 

Из мошны, из второй,

Он достал золотой.

Ключик. – Круг-амулет.

Соломон, а не Каин.

На четыреста дней замыкая,

открывал на четыреста лет.

 

И четыреста - до – 

сирень завезли в Вену.

И четыреста - после  - в дом -

пятый лист - равноценным обменом.

 

Её море колыша 

молчанием

золотого ключа, 

Он стал выше, 

чем самый высокий суд.

 

Он сжигал в ней пусто`ты, 

напыления слой годов. 

Он готовил сосуд. 

И когда был сосуд готов,

Он открыл медоносную соту. –

Кран величия –  над. – 

Погрузив в светограмму мечты,

Он залил её - на семиструнный лад -

до звёздности полноты.

 

18. Дверь

 

Светало.

Древо жизни

раскрыло почку.

И Vinca,

расстилаясь по почве

ярко-сочной

подушкой

расплела лепестки -

слушать 

космический «шум».

 

И Гея-Макошь

рассыпа`ла на теле 

хлебные мякиши

для готовых проснуться людей,

птиц, зверей 

и любой

с любовью

Неба созданной тварью.

 

Зазвучала природы ария,

всколыхнулась дверь,

призывая…

 

Дверь в новый мир

ни петель не имела, 

ни ручек.

Дверь - третий глаз - для всех, кто был вроде «из глины».

Дверь в новый мир 

открывать умел 

только Ключник.

И дверью была Долина Кундалини.

  

19. Долина Кундалини

 

Ключики от Долины -

эти квадраты

скруглённые, шероховатые, 

с хвосточками тонко-длинными -

когда-то, 

кто-то

(быть может мы)

назвал радугой-нотами…

 

Семь Я 

в один ряд

встали

на пятипалом стане:

слиться с замочной скважиной.

 

Корнем дерева – «Я ЖИВУ» –

ласкаема нотой «До» -

плоть долины, упрятанная в траву,

сделала первый вдох.

 

И выше – волной -

в струю -

«Я ЧУВСТВУЮ» -

ключ второй -

задрожал на животе-дворе

пуповиною ноты «Ре».

 

- «Я БУДУ» - тобой, не тенью! -

Под солнечным, под сплетением.

Накорми 

меня 

нотой «Ми».

 

И на сердце, дыша едва,

колокольчиком – нота «Фа»

зазвенела: 

- Уже пою

тонко-нежное - «Я ЛЮБЛЮ!».

 

Нота «Соль» -

«Я ГОВОРЮ» -

ключиком - солью горной 

мудрости - провела по горлу.

 

И поля

открывая вселенские -  ближе, ближе…  –

нота «Ля» -

третьим глазом – вспорхнула - «Я ВИЖУ!»

 

И короной - на темя – неси! –

ключ «Я ЕСМЬ» тронул ноту «Си».

 

И ключиков-нот – семь -

завернулись спиралью все!

 

И от центра ЛЮБЛЮ

льются

круги по воде-перине,

расширяя - вселенную Я - Долиной.

 

Музыка света заколосилась:

- Фа,

Ми, Соль,

Ре, Ля,

До, Си!...…

 

Выписать - все витки` -

в Свитки!

 

Вместо пишущей ручки

Он дал ей серебряный ключ.

И запело Живое Море

спиралью-волной. 

 

20. Свитки Живого Моря

 

1. 

В Море 

Живом 

живём. -

В море –

мире.

 

Буквицы - в водоём. -

ПАРом - в лиру.

 

Облачных лиц - семь я -

так знакомы -

в знаках от А до Я -

свод законов.

 

Буквицы - тридцать три –

в три по тридцать. -

Слово растёт внутри -

над - границей.

 

В Море 

Живом 

живём. -

В мире –

море.

 

Небо – купает - днём,

ночью - вторит.

 

Трогает струны марш

колокольный.

Мир - не бумажный - наш. -

Славный. Вольный.

 

2. 

На мелководье – шум.

На глубинах – спит тишина.

Сны ультразвуком пишу. –

Достигаю вершины дна.

 

Вечности пальцы венчают

мои слова.

Мягкое облако чалит

голова.

 

Этот аквариум – мир -

душам волной поёт,

светом кропит умы,

кислородит рот.

 

Я заплываю в центр –

на поляну-дом. -

В солнечно-лунном венце

мы идём вдвоём. 

 

Нежность с зарёй не спорит

на грани утр.

Всё, что прошепчет Море,

впускаю внутрь.

 

3. 

Сон…

    Сан…

         Sun…

Льют в унисон голоса.

Сон… 

     Сан… 

          Sun…

Наполняется звуком славным.

Сон… 

     Сан… 

          Sun…

Бризом звенит роса.

Сон… 

     Сан… 

          Sun…

Света Сын долгожданный.

Сын… 

     Сон… 

          Sun…

Качают в руках небеса.

Сын… 

     Сон… 

           Sun…

Кормят искристой манной.

Сын…

     Сон… 

          Sun…

Отец так решил Сам. 

Сын…

     Сон… 

           Sun…

Воспеваю Ему осанну!

  

21. Семиколор

 

Горизонт открывал око

Солнца.  – 

 

Востоком

пронзительный взор

вырастал

над земным. 

Бело-красно-синем…

 

Над морем туман редел…

Мир уже не был немым…

И разбросаны все камни…

 

Из первой мошны - платья-льна -

Он достал 

ключ платины. –

 

Облаками -

истины 

нанося узор.

 

Световой начался передел.

 

Открывая новую эру,

Он любовь не взвешивал. – Верил.

 

Став на время министром дел -

странных, 

иносказанных -

обходил мировые пределы:

от низин – до гор.

Отмыкая любовью страны,

собирал под Но`ви семиколор

свет добра и людей. 

 

Радуга – семь цветов

нотного стана

его Долины –

неделимой на половины –

цельной, 

как молоко вселенной.

 

Из трёхцветного – в РАдужный -

Солнце-дружный! -

перекраивались знамёна под новую ось.

 

И на древко Руси –

возносились

Радугой-парусом!

  

22. Холм-Гора

 

Новь

подступала ближе...

Новь

не желала кро`ви. 

Но помнила –

Светло-гордая -

как плыла…

раньше - в горячечной жиже -  

по горло.

 

Вверх – ступени Ипатия -

надевали платье.

Вниз – ступени Ипатия -

разрывали платье.

 

Двадцать три.

Шаг за шагом.

В крови.

Поступательным.

Заходили на Холм-го`ру

жизни детей воры.

 

С ног - на голову – власть! –

Детоубийства кровавым флагом.

 

«Я – любви хочу! Я – живая!» -

Холм-гора взбунтовалась,

Но`ви Ключника призывая: 

 

«Сотню лет – в толокно!

Выткать белое полотно!

Поэта руками.

 

Серебром расшей до зари, ты!

С вкраплением Александрита

и Лунного камня.

 

Сшить Нови царское платье 

в поэтической келье-палате. –

Третьему тысячелетию -

на двадцать третьей 

ступени – ровной,

не обагрённой кровью

убийства,

озарённой малой

капелькой алой,

отданной для любви.

Платье – гласящее: «Не убий!»

 

И могильную пирамиду -

смерти снасть,

загоняющую в Аид -

с сердца Руси снять!»

 

Ключ - озарённый жизнью –

(Щедро

любви ядро!) -

высится за отчизну. -

Рядом с поэтским пером. 

 

- Не иной, не иная, не кто-то -

оглядись

по семи сторонам -

Холм-гора открывает ворота

нам.

 

23.  Реестр Добрых Дел

 

Стал он Первым Великим Правителем. 

Не диктатором, не кумиром –

основателем Дома 

Константы Счастья

Всеславия.

Нови-Прави

веслом.

Справедливо-добрым отцом-хозяином. -

Платиной на эполетах 

Светлого воинства мира.

 

От Московии - до окраины -

под небесным сводом -

Дом Руси поднимался Рассветом.

Расцветала земля ЮПитера,

собирая в себя народы 

вольно-славные.

Обращая - в целое - части.

 

Свет любви начинал расти:

в каждом атоме, в каждом теле,

в каждой мысли людей.

 

Ведь для них - не себе в угоду -

отыскал он Живую Воду -

эликсир омовения 

душ для телесной молодости. –

Отрешение от злобы

ограничение –

закупорка

источника

черной

энергии.

Не разрушались более кости,

не выпадали зубы,

не седели волосы,

не подвергались болезням органы, 

не дрожал ни от страха, ни боли голос.

 

И заиграл орган

Нового Храма в каждой

Душе - Доме, 

навсегда изгоняя злость.

 

Этой паре исполнить задачу свою удалось.

 

И каждый прожитый день

был счет: один-ноль.

Она убирала тень,

становясь за его спиной.

 

И десяткой - держа

Державу -

Русь отныне лишь свет 

рождала.

 

Её флаг-семицвет

над планетой реял.

Земля говорила её речью,

и пела Долина в ответ.

… 

Мир изменился до неузнаваемости.

Уже отменили станок газетный, 

уже не топились печи.

Обогревом – лишь солнечная батарея.

Оживала природа – навстречу.

Простирались воздушные мосты.

Третий глаз заменил телефоны, сканы и рации.

Расширялась Долины Любви вибрация.

Минуло больше столетия со дня единенья в плюс

двух ключей их рожденья - полюсов.

И была эта пара готова 

для остановки сердца. 

Но такие - вместе рождаются снова и снова. 

У смерти таким – вселенская индульгенция.

 

Не бывает смерти! – Лишь переход

на новый – верхний виток.

И славный их род

на три раза по тридцать его колен,

в ладонях - планеты оберегая вену,

стал Хранителем Света Вселенной.

  

26 мая,  27 октября – 14 декабря 2011 г.

Москва, Гольяново

© Copyright: Александра Барвицкая, 2011

 

 

Благодарю всех гостей и читателей.

А. Барвицкая

Условия использования материалов сайта

Все тексты, аудио, видео, опубликованные на сайте, являются интеллектуальной собственностью автора/соавтора.

Полная перепечатка стихотворных и прозаических текстов без согласования с автором запрещена.

Запрещено использование материалов сайта в коммерческих целях.

Разрешена без согласования с автором перепечатка стихов в количестве не более трех произведений с обязательным указанием авторства и активной ссылки на сайт a-barvitskaya.ru .

Разрешено без согласования с автором фрагментарное цитирование прозаических текстов объемом не более 2205 печатных знаков. При этом,  указание автора, а также активная ссылка на сайт a-barvitskaya.ru , - обязательны.

 

Наверх
Официальный сайт поэта и писателя Александры Барвицкой A-Barvitskaya.ru